Skip to main content

1-4. Условия труда и профессиональное самочувствие педагогов

Published onApr 14, 2022
1-4. Условия труда и профессиональное самочувствие педагогов
·

Глава 4.
УСЛОВИЯ ТРУДА И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ ПЕДАГОГОВ

Дистант с точки зрения преподавателя как работника

Дистанционное образование создает такие формы учебного процесса, которые оцениваются опрошенными не только с образовательной, педагогической точки зрения, но и с позиции работников университета. Это прежде всего возможности цифровой эпохи создавать множественные пространства активности, свободно организуемые и монтируемые между собой в разнообразные комплексы. Исследованием выявлено позитивное отношение опрошенных к таким возможностям, как:

  • возможность работать из дома — 36% ответов от числа опрошенных;

  • заочный характер учебного процесса — 23%;

  • отсутствие привязки к расписанию (асинхронная доставка и пользование материалами курса) — 19%;

  • возможность работать на нескольких рабочих местах, в других вузах — 7%;

  • безличный характер общения — 2%.

Дополнительно названы сам процесс, свобода и гибкость, возможность которых дает фактор асинхронности. При этом критикуется его нарушение и несоответствие декларируемых преимуществ реалиям университета:

Отметила как положительный момент, но в реальности он нивелировался требованиями привязки к расписанию / а разве была асинхронная доставка материала? Это ложь! в 8 утра как сыч в онлайн выходила.

Ответами опрошенных еще не раз подчеркивается возможность использования инновационных технологий, в том числе возможность работать на домашнем оборудовании, которое не глючит, как в университете, и, конечно, экономия времени на дорогу. Заявляют о том, что в дистанционном образовании им ничто не нравится, те же 33% опрошенных, что и в других разделах анкеты.

Взрывной рост трудозатрат —
квинтэссенция проблематики дистанта

По результатам независимых исследований, проведенных многими вузами и социологическими службами, хорошо известно, что при переходе на дистанционное обучение у преподавателей резко возросли затраты труда1. Высокую и существенную степень роста объемов трудовых усилий отмечают 70% опрошенных, затрат умственного труда, интеллектуального напряжения — 51%, эмоциональной нагрузки — 59%. При этом 70% опрошенных отметили сужение возможностей отдыха по сравнению с обычным режимом работы (51% — высокую и существенную степень или еще 19% — достаточно заметную). Эти показатели сопровождаются упоминанием случаев стресса и ухудшения здоровья, на что указали 80% респондентов (35% — «неоднократно», 45 — «иногда»).

Лишь половина респондентов могли в качестве отдыха смотреть кино по телевизору и читать книги, только треть указали на возможность выспаться в выходные дни, и самой большой удачей можно было считать прогулки в городе, чаще всего, поздно вечером после снятия ограничений, и возможность уехать на дачу, в деревню — подышать свежим воздухом, просто подвигаться физически, дав отдых голове, — но тоже с ноутбуком. На остальное:

Нет ни времени, ни сил / никаких (возможностей отдыха — О. К.) / работа без отдыха в том числе и по ночам / работала по 14–15 часов каждый день (без выходных) / Я бы хотела это все делать (из перечисленного в вопросе анкеты — О. К.) но свободного времени не было совсем главным образом из-за нервозности руководителей, которые требовали ежедневных отчетов и выполнения бессмысленной лишней работы / когда это делать, когда работаешь по 12 часов подряд? Я отдыхать не имею права так как надо кормить две семьи.

Мы видим, что даже в описание отдыха вторгаются мотивы перегруженности рабочими задачами, а вместе с ними директивные указания начальства. Управление удаленной трудовой деятельностью, ее глубокое администрирование, а значит, и незримое присутствие начальства проникают в жизненный мир работников образования и становятся участниками их домашней жизни шире, чем раньше.

Особенности управления удаленными формами образования

В период пандемии по всей стране масштабно усилился административный контроль за образом жизни граждан, что объяснялось необходимостью сдерживать эпидемию, и было воспринято в обществе в основном с пониманием. Одновременно обозначилась тенденция к перераспределению административного управления от центра к регионам и от управляющих офисов — к индивидуальным исполнителям, работающим удаленно. Причем удаленный способ работы демонстрировал довольно высокую эффективность индивидуальной самоорганизации. Дистанционное образование волне вписалось в эту тенденцию, опираясь на такие привлекательные качества, как асинхронность и распределенная локальность учебного процесса. Эти факты подкрепляют уверенность в эффективности так называемых «кризисных методов управления», когда решение проблем сопровождается ослаблением централизованного контроля и делегируется «на места», то есть приближает регуляцию процессов к локусу их критического проявления. Подобные подходы нередко дают лучший результат, так как способны учитывать большее количество деталей и особенностей протекания ситуации.

Фактически именно возможность самоорганизации в локальном пространстве помогла преподавательскому корпусу системы образования в кратчайшие сроки перестроить свою работу и этим купировать кризис. Тем острее воспринимались педагогическим сообществом попытки жесткого контроля работы (и без того забюрократизированной донельзя) из центральных и линейно-функциональных офисов университета.

Уровень такого контроля за своей дистанционной работой в период пандемии преподаватели оценили по-разному: 40% опрошенных — как достаточный, 30% — как избыточный и еще 27% затруднились с оценкой по этому параметру. Во всяком случае, недостаток в нем испытали только 2% респондентов.

Особенности труда преподавателей в условиях высокого контроля должны быть изучены специально. Для кого-то он может служить организующим фактором, для кого-то — наоборот, дезорганизующим. Так, в оценке эффективности контроля мнения опрошенных разошлись примерно в той же пропорции, как и в оценке его достаточности/недостаточности: считают, что контроль дистанционной работы способствовал качественной работе преподавателей 25% опрошенных, что не способствовал — 52% опрошенных, и около трети участников опроса затруднились с ответом. Однако то, что вызывало затруднения с оценкой в обобщенных формулировках анкеты, стало более определенным при их детализации. На вопрос «Какое влияние на Вашу работу в период внезапного и резкого перехода на дистанционные формы оказывали требования администрации?» были получены следующие ответы:

  • были направлены на полезное взаимодействие сотрудников и администрации — 23% ответов от общего числа опрошенных;

  • способствовали установлению порядка — 28%;

  • делали работу более удобной — 19%;

  • никакого особого влияния не оказывали — 10%;

  • создавали дополнительную неопределенность — 31%;

  • перегружали и без того напряженную работу — 53%;

  • выглядели как формальность для отчета — 47%;

  • демонстрировали недоверие к сотрудникам и студентам — 33%.

Иными словами, доля ответов о негативном влиянии контролирующих воздействий (в среднем 41% ответов) значительно превышает долю ответов о позитивном и нейтральном влиянии (в среднем 20% ответов). И это при том, что преподаватели как члены университетской корпорации достаточно хорошо понимали общий для всех характер возникших проблем: «В основном все старались, но некоторые моменты — полный бред, мешали работать».

Соотношение позитивных и негативных оценок взаимодействия работников с администрацией довольно стабильно сохраняется и в других замерах. Например, в оценке предложенной университетом технической помощи: такая помощь была своевременна и полезна — 42% ответов, предложена с опозданием и не всегда полезна — 27% ответов и помощь не оказана — 30% ответов респондентов.

Похожим образом оценивается и эффективный контракт как инструмент, регулирующий работу преподавателя в экстремальных условиях. По 5-балльной шкале он получил следующие оценки (табл. 5).

Таблица 5
Эффективный контракт как регулятор работы преподавателя в экстремальных условиях (% от числа опрошенных, оценка по 5-балльной шкале)

Оценка

«1»

«2»

«3»

«4»

«5»

Среднее значение

% от числа опрошенных

27

13

37

16

7

2,62

Потребность в правовом регулировании

Необходимость вводить удаленку в правовое поле была осознана быстро, и уже в мае 2020 года в Государственную думу был внесен законопроект № 957354-7, касающийся «определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ»2. Позже он был снят с рассмотрения, потому что, по свидетельству спикера Государственной думы Вячеслава Володина, получено «огромное количество сообщений по данному законопроекту с просьбой его дополнительно обсудить, не рассматривать в спешном порядке»3. Очевидно, что общество и профессиональные круги массово отреагировали на полузакрытый характер прохождения законопроекта через Думу, опасаясь, что дистанционное образование хотят под шумок узаконить как основное. Возможно, опасаясь не без причин…

Но и отзывая законопроект, спикер не говорит о необходимости его общественного обсуждения (такой формат вообще исчезает из наших практик, еще недавно продуктивных). Он обозначает дальнейший стимул довольно слабым выражением «хорошо бы посоветоваться», при этом указывая, с кем именно — с родительским сообществом, с учительским сообществом, вообще не упоминая высшее образование. Однако мы знаем, что педагогическое сообщество высказалось за более четкое правовое обеспечение дистанционной работы всего персонала системы — профессорско-преподавательского персонала вузов, учителей, всей системы образования (73% ответов). Оно считает, что в такой работе должны участвовать инстанции разного уровня, в том числе общественные организации. А именно:

  • эксперты, юристы, специалисты по трудовому праву — 90% ответов от общего числа опрошенных;

  • общественные организации вуза, школы, сообщества преподавателей, учителей — 56%;

  • органы управления образованием — 37%;

  • профсоюзы — 56%;

  • Академия образования РФ — 28%;

  • родительские сообщества — 16%.

Часть полученных в исследовании данных позволяет утверждать, что в лице опрошенных преподавателей педагогического университета вся социально-профессиональная группа «профессорско-преподавательский состав вузов» будет ожидать, что образование, включающее в себя те или иные анклавы дистанта, будет отрегулировано в организационном, правовом и финансовом отношении, а также с точки зрения условий труда и субъективного профессионального благополучия.

Надо сказать, что накануне ковидного кризиса сотрудники университета были своей работой скорее удовлетворены. В структуре кластера удовлетворенности трудом в этот период только по одной позиции ими было выставлено наибольшее число неудовлетворительных оценок — это «соответствие зарплаты преподавателей уровню интенсивности труда (нагрузка, трудозатраты)». Таким соотношением удовлетворены полностью только 14% опрошенных, еще 29% удовлетворены частично, а 57% опрошенных ими полностью не удовлетворены (табл. 6 и рис. 2).

Таблица 6
Удовлетворенность оплатой труда
Фрагмент кластера «Удовлетворенность условиями труда», 2019 год
(% от числа опрошенных)

Удовлетворен

Не удовлетворен

полностью

частично

Оплата труда

14

50

43

Установленные нормы труда, объем педагогической нагрузки

21

36

43

Соответствие зарплаты преподавателей уровню интенсивности труда (нагрузка, трудозатраты)

14

29

57

Очевидно, что распространение и упрочение дистанционных элементов в образовании остановить уже нельзя, и надо думать о его стабильных, а не форс-мажорных формах. В частности, об упорядочении использования институциональных возможностей и личных ресурсов людей. Абсолютное большинство университетских преподавателей, педагогов всех званий, должностей и статусов не считались с затратами своего труда и времени, отрывая их от личной жизни, отдыха, научной работы и подготовки публикаций. Они, кроме того, тратили свои денежные средства на обеспечение удаленного учебного процесса, оплачивая эксплуатацию и ремонт техники, интернет-трафик, расход электроэнергии и т. д. Мотивы компенсации этих затрат государством и образовательной организацией сегодня звучат слабо, только студенты, обучающиеся на внебюджетной основе, осмелились выступить с требованием снижения платы за обучение, не соответствующее их договорам4. Однако превращение дистанционных форм образования в стабильную институциональную структуру сделает такие требования неизбежными. В форс-мажорной ситуации посчитали правильным требовать компенсации личных средств на эту работу немногим больше половины опрошенных, но в условиях постоянной дистанционной работы из дома такая компенсация станет нужна по мнению более чем 80% наших коллег («безусловно нужна» — 59% и «скорее нужна» — еще 22%).

Что же мешает законодателям вынести законопроект, касающийся буквально каждого гражданина страны, на общественное обсуждение? В конечном счете — общеполитические установки на снижение доступа граждан к государственным решениям, и тут мы должны вернуться к оценке роли неолиберализма и менеджеризма в функционировании систем управления в стране вообще и в системе образования в частности, что сделаем чуть ниже.

Comments
0
comment

No comments here

Why not start the discussion?